Карты Гильдебранда

Карты Гильдебранда

Бэлла Араева

Карты Гильдебранда

эзотерическое расследование

Краткое изложение. Синопсис.

 Роман-исследование одной из самых интригующих загадок человечества, дошедших к нам из глубины Средневековья – парадокса так называемых Карт Гильдебранда – рисунков-таблиц, выкладываемых, в определенной последовательности, на Карте-матрице. Угаданная комбинация дарует власть над собственной судьбой, предоставляя планировать и строить ее по полному своему усмотрению…

Роман-хроника, роман-детектив, построенный на документальной основе исторических событий и фактов, органично вплетающихся в схему литературной линии повествования.

Но, вместе с тем, и роман-интрига, роман-провокация: прилагаемые, иллюстрациями, в конце романа Карты предоставляют заинтересовавшемуся читателю возможность самому попробовать выложить судьбоносную комбинацию-Лик – и, таким образом, взять свою судьбу под свой полный контроль…

В основе сюжетной линии проекта задействован принцип построения нашумевшего романа «Код да Винчи» – парадоксальность очевидного, взгляд на обыденное и привычное в совершенно ином ракурсе, под совершенно иным углом восприятия – оборачивающим это привычное и устоявшееся в нечто обратное и ошеломляющее…

 Карты Гильдебранда.

План.

Раздел I. Введение.

Главы 1 – 8.

*Введение.

* Краткое описание.

* «Итак – легенда или?..»

Раздел II. Предыстория.

Главы 9 – 14.

* Первое упоминание о Картах.

* Гильдебранд – Первосвященник и маг.

Раздел III. История.

Главы 15 – 34.

* История появления Карт в Европе.

* Наполеон.

* Гитлер.

* История появления Карт в России.

* Петр І.

* Екатерина ІІ.

* Григорий Распутин.

* История появления Карт в СССР.

* Иосиф Сталин.

* Никита Хрущев.

* Великий «реформатор» – М. С. Горбачев.

Раздел IV. Сущность.

Главы 35 – 41.

* Что представляют собой Карты.

* Описание, символика, рисунки и прочее.

Раздел V . Практикум.

Главы 42 – 49.

* Схема и принцип комбинирования.

*Лик.

*«Итак – пробуйте…»

 

Иллюстрации.

Прилагаемый комплект Карт Гильдебранда: 7 Карт-таблиц и Карта-матрица.

 

Карты Гильдебранда.

 

Главы романа.

Раздел I. Введение.

Глава 1.

 

… В ряду всех прочих эзотерических открытий (или, если угодно, изобретений) человечества – карт обычных, карт Таро и многих других подобных комплектов, долженствующих предсказывать судьбу, заглядывать в будущее, разрушать, посредством выкладывания определенных комбинаций, злые чары или, наоборот, вводить их в действие, Карты Гильдебранда стоят особняком. Тому есть сразу несколько причин. И первая из них – основная и, пожалуй, самая парадоксальная, заключается в вопросе самого существования этих Карт. То есть, если одними отстаивается их право на существование, другими, так же категорично, право это отвергается. И определенный смысл в этом есть – в самом деле, если ту же десятку треф или даму бубей хоть раз в своей жизни не видел разве что слепой, о Карте из колоды Гильдебранда то же самое могут сказать очень и очень немногие – в том числе и из легиона искусствоведов и теологов, по самому положению своему обязанных быть в курсе рассматриваемого нами сейчас предмета. Однако и тут не все так просто. Искусствоведение не изучает явления и вопросы, относящиеся к компетенции скорее второй части названного здесь круга специалистов. Теологи же тоже предпочитают хранить упорное молчание – Гильдебранд, впоследствии избранный на Римский престол под именем Папы Григория VII и, также впоследствии, причисленный Католической церковью к лику святых, таковым и должен был пребывать в каноническом лоне Римской церкви – и его эзотерические (читай – сатанинские, богохульные, horribile dictu!) изыскания – пусть даже это эзотерика и математическая – бросили бы тень на его репутацию. Поэтому современная Римская Церковь не признает существования Карт Гильдебранда, утверждая, что это лишь историческая легенда, и оттого же все запросы специалистов о дополнительном изучении архивных материалов, относящихся к периоду пребывания Гильдебранда на Престоле святого Петра, оставляются Ватиканом без ответа…

Причина вторая – абсолютная непригодность Карт как инструмента для всякого рода предсказателей и хиромантов: процесс выкладки их на Карте-матрице строго индивидуальный, личностный, и никакой маг или ясновидящий тут не помощник. Здесь не существует, в отличие от тех же обычных карт или карт Таро, какой-то единой, универсальной «комбинации счастья», как не существует и никаких обозначенных комбинаций – оттого, что их здесь не существует вообще. Комбинирование-диалог «тет-а-тет»: контактер – и Карты – и без никаких посредников. Выражаясь образно, «каждый сам кузнец своего счастья» – во всяком случае, применительно к принципу работы с Картами Гильдебранда…

Причина третья – простота комбинирования. Причина чисто психологическая, своеобразным подсознательным протестом: «просто – следовательно, неэффективно». Простота, ассоциирующаяся с примитивностью. Ритуалы, сопровождающие какое-либо действо, зачастую играют роль не меньшую, а порой и куда большую, чем само действо. В самом деле – отнимите пышность и таинственную многозначительность обрядов у того же христианства – и останется лишь голое зерно, которое никого не прельстит. Увы, такова уж природа человека…

И, наконец, причина четвертая – сами Карты, упомянутый термин которых не совсем подходит к сущности рассматриваемого нами сейчас предмета – это, скорее, полудюжина разграфленных на квадратики-секторы рисунков-таблиц с матрицей-основой – на которую и выкладываются эти, разрезанные предварительно на квадратики, таблицы – импровизацией чистой воды, наобум, без всякой системы или предварительного плана. Просто?.. Конечно. В самом деле просто? А вот тут как сказать… Впрочем, быть может, и действительно просто – как все гениальное. Не удивляемся же мы обычному фотоснимку или разговору по телефону – хотя и эти обыденные сейчас чудеса наделали в свое время немало переполоху, не так ли?.. Однако, вернемся к нашему расследованию – необычному хотя бы тем, что расследование это эзотерическое…

Итак, Карты Гильдебранда – что же это, наконец – историческая мистификация, красивая легенда, миф или… Или все же нечто осязаемое и реальное? Попробуем же разобраться – проведя собственное историко-эзотерическое расследование и право окончательного суждения оставляя на усмотрение читателя. И, как и при всяком расследовании, постараемся неукоснительно придерживаться фактов и оперировать лишь ими – основой выстраиваемой версии – фактами, какими бы странными или необъяснимыми они ни являлись…

Итак – для начала небольшой, но необходимый экскурс в Историю – своеобразным прологом нашего расследования…

 

Раздел II. Предыстория.

Глава 9. «История появления».

 

Первое упоминание о таинственных Картах относится к началу века XVI, точнее к году 1509 – в письме, обнаруженном в 1957 году в архиве Медичи и адресованном Джулио Медичи своему сыну Лоренцо – воспылавшему страстной и, увы, совершенно безответной любовью к французской принцессе.

Письмо это (точнее, его копия), было, как уже было сказано, найдено в архиве семейства Медичи и датируется 1509 годом – и это и есть факт первый, начальный – в создаваемой нами схеме расследования…

 

«… И я с уверенностью, сокрушающей твои уныние и отчаяние, спешу сказать тебе, Лоренцо – делай    предложение снова… Ибо Карты Святого отца, наконец, открылись мне и они не лгут – мне удалось составить Лик…»

 

Странное письмо заинтересовало исследователей – тем более, что известно, что спустя самое краткое время свадьба действительно состоялась и знаменитая Екатерина Медичи, плод столь необычно соединившихся сердец, исторически достоверное тому подтверждение – чего нельзя сказать о причинах, побудивших к этому браку принцессу…

Надеясь пролить свет на это обстоятельство, а также на вопрос – что же именно представляют собой Карты, упомянутые в письме, ученые углубились в дальнейшие исследования. Поиски неожиданно получили необычное, почти детективное продолжение. Удалось получить доступ к некоторым бумагам Гильдебранда – опустившись, таким образом, по лестнице Времени сразу почти на полтысячелетия – в год 1080, когда на Престол римского первосвященника под именем Григория VII взошел новый Папа – до интронизации тот самый Гильдебранд, по имени которого и были впоследствии названы исследуемые нами сейчас Карты. И если Карты эти окутаны ореолом загадочности и мистицизма до предела, то сам Гильдебранд окутан им не менее, а, быть может, и более. Кто же он был, этот римский первосвященник? Для этого, объединяя раздел в тематичности, предпримем второй экскурс в Историю…

 

Раздел II. Предыстория.

Глава 10. «Гильдебранд – Первосвященник и маг».

 

… Итак, год 1080 – год восшествия на Престол святого Петра очередного Папы, интронизированного как Григорий VII…

Уже одно это восшествие поставило историков в тупик – до этого новоиспеченный Папа был обыкновенным монахом в одном из не из самых даже, выражаясь современным языком, престижных монастырей. Впрочем, не таким уже и обыкновенным. Известно – и тут начинаются странности, которые отныне будут сопровождать весь жизненный путь этого необычного Папы постоянно – что Гильдебранд фактически управлял Церковью в течение четверти века – являясь, по сути дела, Папой задолго до официального вручения ему тиары. Однако вот что парадоксально – имея столь уникальное положение и пользуясь огромной любовью простонародья, странный монах был, по-видимому, напрочь лишен порока, снедавшего многих и многих его современников, а именно честолюбия. Более того – это он поддержал избрание Григория IV – и он же и низложил его в самом скором времени. Трудно сказать, чем не угодил Григорий IV Гильдебранду – новоизбранный Папа ничем не отличался от своих предшественников – клятвопреступников, кровосмесителей, отравителей и убийц – заурядное порождение обычаев, господствовавших тогда повсюду, не исключая и Католическую церковь. Если кто и отличался от них, то это сам Гильдебранд, железной рукой наведший дисциплину во вверенном ему монастыре св. Павла и в кратчайшие сроки искоренивший распущенность нравов – что, естественно, не могло не навлечь на него ненависти погрязших в разврате, безделии и пьянстве монахов. Гильдебранд, впрочем, мало обращал на это внимания – возводя на папский Престол очередного протеже, известного впоследствии как Николай ІІ – как и его предшественник, немедленно обманувший чаяния Гильдебранда касаемо возврата религии Иисуса к первозданной чистоте – за что и поплатился столь же немедленно, повторив бесславный конец Григория IV. Следующей надеждой все еще не теряющего веры в людей Гильдебранда стал избранный его волей – вопреки яростному сопротивлению всесильного императора Генриха IV – Александр ІІ…

Это Гильдебранду писал Петр Даминиани: «Я… уважаю Папу, но тебе я поклоняюсь, простершись ниц…»

Однако и на этот раз упованиям Гильдебранда не суждено было сбыться. Мягкосердечный и нравственно чистоплотный Александр не обладал, к сожалению, стальной волей своего покровителя, напротив – это был слабохарактерный и незлобный человек, с легкостью подпавший бы под влияние кардиналов и растерявший и то немногое уважение, которым еще пользовался Престол святого Петра – если бы не недремлющее око неистового Гильдебранда. Проводя время в постах и молитвах, Александр II благополучно правил Римской церковью – едва ли и заметившей это правление – вплоть до самой своей смерти.

В день похорон Александра II в базилике святого Петра собралось высшее церковное духовенство – чтобы избрать нового Папу. Обсуждались две кандидатуры: монте-кассинский аббат Дидье и кардинал Иероним.

Однако, пока шел процесс обсуждения, на улице начали раздаваться крики, шум все нарастал и вскоре в базилику ворвалась огромная толпа, скандирующая в едином порыве: «Да будет Гильдебранд нашим пастырем!»

Не посмевшие ослушаться воли многотысячной, колышащейся как живое море людской массы, окружающей базилику, перетрусившие кардиналы тут же опубликовали декрет, возводивший Гильдебранда в сан Первосвященника римской Католической церкви под именем Григория VII.

Невозможно описать ярость и растерянность церковников, ничего хорошего от нового Папы не ждавших – пример монастыря св. Павла слишком живо стоял перед их глазами. Но и это, по-видимому, мало обеспокоило Гильдебранда. Куда более удручило его другое…

«Папы Александра нет более среди нас, брат мой; смерть его обрушилась на меня, потрясла до основания… В то время, как над его смертными останками справляли заупокойную службу, в народе поднялось сильное волнение. Какие-то обезумевшие священники схватили меня и понесли в Латеранский дворец, где и посадили на трон Апостола. Я не стану утруждать тебя моими горестями, я только прошу твоих молитв и молитв твоих братьев, чтобы Иисус Христос протянул мне, несчастному, руку и избавил от мук и опасности, которых я хотел бы избежать. Мы ожидаем тебя, брат мой, в нашем дворце, ибо ты знаешь, как нуждается Римская церковь в твоей преданности и мудрости» – сообщал он в экстренном письме так и не успевшему отправиться в путь – принять участие в «предвыборных гонках» за папскую тиару Дидье.

Приведенные выше строки неожиданно открывают другого Гильдебранда – кроткого, милосердного, глубоко страдающего из-за внутренних неурядиц Церкви и искренне желающего «очищения от скверны Ее»… Это тем более трогательно, что сам Гильдебранд прекрасно знал, переступая через собственную гордость, кому адресует строки.

Злобный и завистливый Дидье, скрепя сердце, был вынужден внешне смириться и прибыть в Рим.

Однако, едва Гильдебранд отправил его легатом к императору Генриху IV, тот сразу же восстановил против него жестокого и высокомерного Генриха. Генрих IV немедленно созвал собор – который и объявил избрание Гильдебранда вопреки воле императора незаконным. Это были еще времена, когда императоры возводили и свергали с Престола Пап – наоборот стало позже, гораздо позже…

«Глас народа лишь тогда глас Божий, когда он созвучен с гласом императора» – надменно заявил Генрих.

Дидье торжествовал.

«… ты… не дождавшись погребения Александра, узурпировал Святой престол, вопреки всем каноническим законам», – злорадно ответил он на запрос Гильдебранда.

Гильдебранд отправил еще одно послание – теперь непосредственно Генриху IV.

«Бог мне свидетель, римляне избрали меня против моей воли. Я отказывался от папского звания, несмотря на все их настояния… впрочем, я и впредь буду отказываться от него до того момента, пока полномочная депутация короля и сеньоры Германии сообщат мне свою волю», – с достоинством писал Гильдебранд.

Следующий собор подавляющим большинством голосов утвердил избрание Гильдебранда Папой.

Начатые новым Папой реформы повергли в ужас и отчаяние даже сравнительно целомудренную часть католического духовенства.

Гильдебранд решительно выступил против отмены обета безбрачия, позволившей бы погрязшим в разврате священникам предаваться похоти с многочисленными наложницами и наложниками уже вполне официально.

«Этот проклятый превратит нас в один большой монастырь святого Павла!» – в бешенстве возопил кардинал Иероним – тот самый, один из провалившихся кандидатов на Святой престол, намекая на порядки, введенные Гильдебрандом в руководимом им недавно монастыре.

Против Гильдебранда был составлен заговор.

Восстание было назначено на канун Рождества…

К Папе, совершающему по обычаю богослужение в церкви, неожиданно бросились с обнаженными мечами заговорщики, оттащили его от алтаря, сорвали священные регалии и принялись избивать мечами на глазах ошеломленных от такого святотатства прихожан. Однако непонятным образом Гильдебранд не только не был убит, более того – странное дело! – на нем не оказалось ни царапины.

Пораженные заговорщики попытались вывезти Папу из города, но ворота оказались уже заперты. Тогда Ченьчо, сын префекта Стефана, стоявший во главе заговора, отвез Гильдебранда в свой замок, намереваясь передать его в руки Генриха IV, «связанного по рукам и ногам», как обещал он перед заговором в письме императору.

Но на рассвете у замка собралась огромная толпа, немедленно принявшаяся штурмовать его.

«Порыв осаждающих превосходил всякое человеческое понимание.

Женщины сотнями бросались в опоясывающий замок ров, дно которого было усеяно острыми камнями – предоставляя возможность по своим искалеченным, агонизирующим телам идти воинам к стенам…

Даже дети – я видел одну из таких шеренг из 7 – 9 летних крох – презирая саму Смерть, шли вперед – распустив волосы, безоружные, с пением священных гимнов.

Исступление их воистину не было бы яростнее, даже как если бы им предстояло освободить самого Христа», — свидетельствовал Карло Лорезе, один из очевидцев штурма.

Заговорщики отчаянно отбивались – но когда в ход были пущены стенобитные машины и осаждавшие захватили крепостную стену, заговорщики вынуждены были просить у ног Папы милости…

Борьба обострялась.

Разъяренное реформами духовенство объединилось с баронами и архиепископом Гибертом, приверженцем императора. 24 января 1082 года в Вормсе был созван собор, на котором кардинал Гуго Белый изложил обвинения против Папы.

«Гильдебранд, высокомерно принявший имя Григория, издевается над правосудием, выступая одновременно в роли обвинителя, свидетеля и судьи… А посему мы от имени императора Германии, от имени сеньоров, прелатов, сената и народа христианского заявляем, что Григорий низлагается с Апостольского трона, который он запятнал позором».

«Ты еретик, пресвятой отец, ибо проповедуешь нелепую и противную словам Христа нравственность!» — злобно и согласно вплелось в решение собора духовенство Франции, Италии, Англии, Германии, объединившееся в один союз против грозящей ему опасности и сбросившее, наконец, маску ангельского смирения, под которой оказалась волчья пасть – истинное лицо корыстолюбцев, прелюбодеев и насильников в сутанах.

Выслушав обвинения на соборе, Генрих IV обратился к римскому народу и духовенству с призывом:

«Мы отдаем монаха Гильдебранда на вашу волю. Поднимитесь против него, и пусть тот, кто наиболее верен нам, первый осудит и покарает его. Мы не требуем его крови, мы желаем только, чтобы этот гнусный человек был изгнан с кафедры Апостола, ибо после низложения жизнь будет для него горше смерти…».

Посланник Генриха, пармский епископ Роллан, прямо во время богослужения подошел к Папе и вызывающе заявил:

«Господин мой император, а также немецкие и итальянские епископы повелевают тебе оставить Апостольский трон, который ты обесчестил…».

Возмущенные солдаты и многочисленная паства схватили Роллана, не успевшего закончить речь и тут же растерзали бы его, не вмешайся Гильдебранд.

«Со смирением перенесите оскорбление безумцев, изменяющих законам Бога»,  – скорбно покачал головой Папа.

Словно не замечая собирающихся над ним туч, Гильдебранд продолжал вести обычный образ жизни, значительную часть которого составляло общение с народом – по свидетельству современников, Гильдебранд был наделен даром чудотворца и нередко по пути в церковь и в перерывах между служениями исцелял страждущих.

Вдоль пути шествующего Папы постоянно толпились огромные скопища людей, жаждущих получить благословение. Счастьем считалось дотронуться до одежды или хотя бы обратить на себя взгляд обожаемого пастыря.

Между тем тучи над головой Гильдебранда все сгущались и сгущались… И вскоре грянула буря – король Генрих IV двинул на Рим войска.

«Преданный анафеме, осужденный приговором наших епископов, – изыди! Оставь захваченное тобою место, чтобы воссел на Престол святого Петра другой, который не скрывал бы насилия под покровом веры!» – гласило отправленное Генрихом послание.

Гнев Гильдебранда был ужасающим…

«Безумцы, отступники… осквернители крови и мук Христовых!

Палачи, лжепророки, содомиты, обагряющие руки свои кровью младенцев, изошедших из смрадных лон ваших блудниц… обагряющие чресла свои кровью девственниц, совращенных вами!.. мытари в рясах, исчадия ада со святым Евангелием в руках, сребролюбцы, торгующие верой, как рыбой, иуды, фарисеи и лжесвидетели… я воочию дам вкусить вам от дел ваших!..»

По свидетельству очевидцев, во время этой речи из рукавов Гильдебранда сыпались снопы искр, а вокруг головы и ступней плясали огненные блики.

Обещанные последствия не заставили себя ждать.

На противников Папы обрушились удары один другого сокрушительнее. И первые из них пали на главного врага Папы: Генриха IV.

На помощь Гильдебранду немедленно пришли самые могущественные немецкие князья, объединившиеся вокруг епископа Меца – Германа.

Восстала Саксония.

А вслед за последовавшим отлучением от Церкви Генрих с ужасом и отчаянием узнает имена трех свежеиспеченных любовниц Гильдебранда, первая из которых – Беатриса, тетка Генриха IV, вторая – Матильда, дочь и наперстница Беатрисы и жена герцога Лотарингского – одного из самых ярых противников Папы, а третья – королева Агнесса, мать самого Генриха.

«… я воочию дам вкусить вам от дел ваших!..»

Униженный, раздавленный, преданный недавними союзниками, король Генрих IV должен был в течение трех дней, босиком, не принимая пищи, ожидать в снегу перед оградой, когда Гильдебранд – Григорий VII призовет его.

На этот раз королю удалось вымолить прощение и снятие отлучения…

Любопытен следующий факт.

Отслужив в присутствии Генриха обедню и освятив гостию, Гильдебранд, которого Генрих и духовенство упорно обвиняло в чернокнижии и сношениях с Дьяволом, обратился к королю: «Уже давно я получаю от тебя и твоих приверженцев письма, в которых вы обвиняете меня во многих преступлениях, которые по правилам Церкви делают меня недостойным духовного звания. Вот тело Христово, которого сейчас я приобщусь… Пусть всемогущий Господь, если я невинен, освободит меня от подозрений в проступках, в которых меня обвиняют. Если же я виновен, да поразит Он меня мгновенной смертью…».

Приобщившись Святых даров, Гильдебранд предложил Генриху подвергнуться тому же испытанию.

Король предпочел уклониться…

Отметим еще, что Гильдебранд – Григорий VII, Первосвященник Престола святого Петра, умерший 25 мая 1085 года и торжественно погребенный в Салерно, был причислен к лику святых Римско-католической Церковью – той самой, что немало попортила крови своему пастырю – какая ирония  судьбы!

И еще один любопытный факт – кардинал Перджино, один из немногих приближенных сторонников Папы, утверждал, что Гильдебранд с усмешкой поведал ему о последующих после его смерти событиях с такой поразительной точностью и обилием деталей, сбывшихся даже в мелочах, что «он как будто сам присутствовал при собственной канонизации».

Таковы вкратце факты биографии человека, именем которого названа одна из удивительнейших загадок его времени… человека, который сам остался для нас во многом загадкой…

Но вернемся к архиву Гильдебранда – вернее к тому, что от него осталось после многовековой работы зубов Времени и крыс. Все же удалось найти нечто, проливавшее дополнительный свет на тайну. Этим «нечто» явилось письмо (опять письмо!) Гильдебранда к некоему Франческо Джикозо, монаху одного из отдаленных монастырей. Письмо – вернее, копия его, а если уж быть совсем точным – несколько едва державшихся в куче огрызков пергамента, было – хотя и далеко не полностью – все же прочитано. И дало новый повод к недоумению. Начать с того, что тон письма, дружеский и доверительный, резко отличается от официальных посланий Григория VII, человека вспыльчивого и несдержанного, особенно в последние годы – а именно этим временем и датируется письмо – 1083 год от Рождества Христова. Что могло связывать безвестного монаха и всесильного главу католического мира?

«… Каждый <л>ист следует раз<рез>ать на квадраты – они, как ты, вероятно, увидел, Франче<ско, об>означены. К<вад>раты эти следует сложить на <по>следнем лист<е. Чувст>вуя, что время мое сочтено, я… настоятельно про<шу т>ебя прибыть в Рим, тем скорее, как только это воз<можно?…> и здесь я у<ка>жу тебе, как следует… сложить квадраты, чтобы увидеть Лик…»

Снова – загадочный Лик, уже встречавшийся, если вы не забыли, в письме Медичи к сыну. Вернемся к нему снова и прочтем еще один отрывок.

«И все же четыре месяца кропотливейшего труда увенчались, наконец, успехом… как я сказал, мне <уда>лось получить Его. Лик этот не ужасен и не прекрасен, в Нем нет сострадания, но нет и гнева… Более ничего не скажу тебе, Лоренцо, кроме следующего: делай предложение снова…»

Туман, окутывающий Карты, начал понемногу рассеиваться.

Очевидно, что упоминающийся в письмах Лик – это изображение, которое выкладывается определенной комбинацией из 72 квадратов, размещенных на шести листах – Картах – на седьмом листе, являющемся своеобразной матрицей – изображение, дающее ключ к Неведомому.

Обычное для того времени увлечение изысканием способов сношений с потусторонними, зачастую демоническими, силами?.. Если бы все было так просто…

Высказанное предположение невозможно по сразу двум причинам: Гильдебранду, глубоко верующему человеку, претило бы любое общение с силами зла – в каких целях бы оно не предпринималось. И еще – известно также, с какой яростной нетерпимостью относился Гильдебранд, один из образованнейших людей своего времени – к такого рода предрассудкам, высмеивая их и искореняя беспощадно.

Рассказывают, что однажды Папа получил донос из одного монастыря, в котором сообщалось, что шестеро монахов в ущерб основному занятию занимались способом получения золота из сурьмы и серы. По немедленно последовавшему указу «изыскатели» были сосланы на монастырские золотые копи.

– Там их усердие скорее увенчается успехом, – не без иронии заметил Гильдебранд…

Третье же соображение, опровергающее выдвинутую было версию – это то, что в Картах нет ничего, связанного с символикой демонизма – чем, к слову, грешили и многие из «цензурных» изданий. Кстати, нет в них и каких-то изображений, предвосхищающих эпоху – к некоторому разочарованию любителей сенсаций, среди рисунков Карт не попалось ни одного скопления линий, походящих, пусть и отдаленно на реактивный самолет или, на худой конец, хотя бы на двигатель от пылесоса. Самые обычные изображения – некоторые, пожалуй, несколько своеобразные и загадочные – но все же не выходящие за пределы эпохи… или, быть может, именно  в ы х о д я щ и е  – этой своей обыденностью?..

Предположение, что Карты – лишь чья-то остроумная мистификация или искусная подделка, созданная много позже, не подтвердилось.

Выводы секретной группы экспертов, работавших в 1972 году под патронатом ЦРУ и состоявшей из теологов, искусствоведов, криминалистов и историков, были категоричны.

«Мы действительно имеем дело с подлинниками, поздние из которых относятся к самому началу XVIII века, а ранние – к первой половине XI… Более того – в архиве Медичи было найдено несколько фрагментов оригиналов Карт, с которых, очевидно, и сняты были впоследствии копии, сослужившие столь добрую службу влюбленному Лоренцо. Анализ ранних фрагментов позволил еще более уточнить время появления первых Карт – около 1030 – 1050 годов», – заявил доктор Лоуренс Дирз (если только это его настоящее имя), возглавлявший комиссию.

Но загадки и вопросы сыпались, как из рога изобилия. Причем зачастую именно простейшие из них заводили исследователей в тупик…

«Тщательное изучение Карт дало основания утверждать, что создатель их не принадлежал ни к одной из известных существующих тогда школ. И это весьма заинтриговало нас – тем более, что манера рисунка неизвестного художника – как по композиции, так и по технике исполнения – во многом предвосхитила каноны живописи, начавшие формироваться спустя лишь несколько столетий… достаточно сказать, что создатель Карт обладал прекрасным знанием законов линейной и воздушной перспективы, которые едва-едва начали нащупываться только в эпоху раннего Средневековья, и лишь много позже были окончательно обобщены Дюрером и Леонардо да Винчи…

Не менее поражает и композиционный строй Карт… Судите сами: основной тематикой, вплоть до Иеронима Босха, был и оставался реализм – как религиозный, так и натуралистический.

Но самое удивительное то, что мастер такого масштаба просто не мог остаться незамеченным. Тем не менее, о нем нет никаких свидетельств. Не обнаружено и других его работ. Невероятно, что такой художник мог существовать и уйти, не оставив после себя учеников… или, по крайней мере, еще каких-то работ, однако это так… Единственное, что можно утверждать с известной долей оговорок – это то, что четвертая Карта, возможно, может являться работой другого мастера».

«Символика резидентных рисунков-шифров также резко выделяется из существовавших тогда пентаграмм, – заявил далее Дирз. – Если бы Карты были созданы в начале семнадцатого века, я бы сказал, что в них явно присутствует влияние символики масонов… но первые ложи «вольных каменщиков» появились лишь через достаточно большой промежуток времени. Некоторые символы Карт были отчасти идентифицированы с тайной письменностью тамплиеров».

Известно, что весьма определенное внимание к Картам Гильдебранда проявлял Отдел по изучению паранормальных явлений бывшего КГБ и лично тогдашний его глава Ю. Андропов.

В Советский Союз Карты попали после Второй мировой войны (впрочем, они отнюдь не были первым их экземпляром в России) – в числе захваченных секретных архивов ведомства Кальтенбруннера – тоже, очевидно, немало интересовавшимся загадкой Гильдебранда. Вот выдержка из секретного распоряжения:

Совершенно секретно.

                                                                       От 11 марта 1945 г.

                                                                       Отдел дешифровки.

                                                                      Штандартенфюреру Мольтке.

 

Ввиду серьезного положения, временно существующего в данный момент для Рейха, прошу максимально усилить работу над известным вам проектом. О ходе работы докладывать непосредственно мне.

 

                                                                                  Кальтенбруннер.

 

Положение, действительно, складывалось «серьезное» – серьезней некуда – советские армии стояли у стен Берлина…

А Карты Гильдебранда – вместе с материалами исследований отдела Мольтке – ждали новых владельцев.

Впрочем, нацисты шли по заведомо неверному пути – признавался уже впоследствии захваченный в плен Гюнтер Айсман – один из дешифровщиков того самого отдела Мольтке – сгинувший впоследствии бесследно в застенках Берии. «Мы искали нечто сверхчеловеческое по сложности – которого там не было и в помине. Появление Лика – дело случая, программировать это невозможно. И я утверждаю, что Лик мог бы сложить и трехлетний ребенок – если бы обстоятельства способствовали этому», – признавал Айсман.

Что верно, то верно – Лик по команде «Хайль Гитлер!» не появился бы…

Существует, правда, и еще одна версия – что нацистам просто не доставало еще одной Карты – той самой, спорной – так называемой Карты D-2, двойника Карты №4…

Вернемся, однако, вновь к выводам комиссии, возглавляемой доктором Дирзом.

«По-видимому, мы имеем дело с зашифрованным символом – дающим, так сказать, ключ к овладению силами стихий… нечто вроде знаменитого Фауста Гете… и, если отбросить суеверные мысли и домыслы, действительно позволяющим составившему его устанавливать связь с Запредельным… Запредельным, не имеющим, разумеется, ничего общего с сатанизмом или какими-то зловещими темными силами. Понятие «чудо» отнюдь не противоречит законам физики – в этом понятии нет ничего сверхъестественного – как нет его в вероятности того, что на обычной свалке может сам собой собраться современный сверхскоростной истребитель. Просто вероятность эта ничтожно мала — и именно это и роднит ее с понятием «чудо». Она мала – но она существует. Отчего бы и не предположить, что когда-то была найдена практическая связь между желанием и его воплощением? В конце концов – почему бы и не допустить существование доброго Санта-Клауса, выполняющего твои желания? – пошутил в заключение д-р Дирз. – Ведь верим же мы в него детьми… и если представить, что испытали бы мы в душе, взгляни на самих себя в детстве… то и Запредельное, вероятно, с точно такой же мудрой и немного грустной усмешкой смотрит на нас, нынешних… а, значит, сказка имеет право на продолжение…»…

 

Раздел III. История.

Главы 19 – 26. «История появления Карт в России».

 

Существует версия, что впервые оттиски Карт Гильдебранда попали в Россию с наполеоновским нашествием – после которого и пролежали в Императорском архиве вплоть до начала ХХ века – когда были востребованы оттуда последней царствующей императрицей дома Романовых – Александрой Федоровной, супругой Николая II – для появившегося у нее лекаря – обычного малограмотного сибирского мужика, обладающего, впрочем, незаурядным умом, практической сметкой и немалым любопытством к подобного рода вещам. С Карт были сняты копии и вручены лекарю, а оригиналы вернулись вновь в Архив – откуда и пропали загадочно после революции 1917 года.

Лекарь же, надо думать, все же сумел воспользоваться могуществом Карт в полную силу – и последовавшая почти сразу же головокружительная карьера его – косвенное тому подтверждение.

Звали этого лекаря Григорий Распутин…

 

И, в заключение, выдержки из исследований вместе с фрагментами стенограммы секретного доклада д-ра Дирза. Эти материалы были заполучены советской контразведкой в 1977 году – в отличие от историков цивильных, военные историки уже давненько, как выясняется, проявляли пристальный интерес к феномену Карт высокоученого монаха…

 

Раздел V. Практикум.

Главы 42 – 49.

 

1. Комплект Карт состоит из 72 квадратов, размещенных в 6 блоках-Картах, и Карты-матрицы.[1]

Для процесса начала комбинирования следует предварительно разрезать Карты по линиям, обозначающим квадраты. В процессе комбинирования квадраты эти налагаются на Карту-матрицу.

Варианты комбинирования: поворотами квадратов вокруг своей оси в клетках Матрицы и изменение положения квадратов в клетках – вверх или вниз лицевой частью.

Величина оттисков Карт и материал, на который они проекцируются, не играет никакой роли. Наиболее оптимальный вариант для размера квадратов – примерно с ладонь ребенка, а для материала – плотная белая бумага.

 

«…– К работе над Картами… приступайте лучше вечером, когда дневная суета отступает.

Выкладывать следует только в тишине и полном одиночестве… если вы будете комбинировать, бегая от тостера к телевизору, от какого-то результата откажитесь сразу. Только в тишине и полном одиночестве… Это, однако, не означает, что ваш телефон должен стоять на автоответчике, оповещающем всех подряд, что вы еще не вернулись с загородного пикника… и не означает, что всех домашних срочно требуется отправить на этот самый пикник, отнюдь. Оставьте все, как обычно. Пусть ваши домашние ложатся спать. Объясните им доброжелательно, для чего вы хотите посидеть немного у настольной лампы… думается, эти час-полтора не приведут к чрезвычайному обострению семейных отношений».

                                                                       (Из стенограммы доклада).

 

4. Индивидуальность каждой комбинации. Это как ключ от вашей входной двери – ко всем прочим дверям города он не подойдет. Точно так же, как и все прочие ключи не подойдут к вашей двери. Вернее всего это можно было бы сравнить с узором на подушечке пальца – индивидуальным у каждого и никогда не повторяющимся.

И составивший для себя Лик никогда не смог бы сделать его универсальным – для всех желающих.[2]

 

«…– Не настраивайтесь на какие-то сверхъестественные явления во время комбинирования – скорее всего, их не будет… не следует испытывать также чрезмерное радостное возбуждение или, напротив, тревожную боязнь. Представьте, что вы раскладываете пасьянс или, лучше, строите башенку из спичек… воспринимайте все именно как постройку башенки – ни к чему не обязывающую постройку башенки из спичек…»

                                                                       (Из стенограммы доклада).

 

8. Сознание, по-видимому, не играет тут никакой роли… скорее наоборот – оно лишь тормозит продвижение к Лику. Это как будто бы вы задались целью построить точную схему вашей ходьбы – с последовательностью включения групп мышц и так далее. Попробуйте понять, как вы ходите – и вы не сможете сделать ни шага.

 

«…– Каждая Карта содержит 12 квадратов. Таким образом, всего квадратов – 72[3] . Эти квадраты рассоедините, разрезав и разложив их в Карте в том же порядке, в каком они находились.

Карту-матрицу положите прямо перед собой, чтобы она была достаточно освещена.

Выкладывать следует, начиная с центра Матрицы, то есть первый квадрат Карт – любой, на ваше усмотрение – следует ложить на изображение ладоней.

Квадраты, имеющие, как известно, четыре стороны, условно помечены в Картах четырьмя буквами – А, В, С, D – начиная с вершины квадрата по часовой стрелке.

Если вам будет затруднительно запомнить нумерацию сторон – а это, естественно, нелегкое дело! – отметьте ее легонько карандашом на обратной стороне каждого квадрата.

Таким же образом, кстати, можно обозначить и положение квадратов в Картах».

                                                                       (Из стенограммы доклада).

 

11. Отключая реальность, вы приближаете ее.

Отключая сознание, вы приближаете Лик.

Ваши мысли должны течь, как река – не препятствуемые ни подводными течениями сомнений, ни лежащими на пути воде камнями скептицизма.

Вы не должны думать специально ни о чем – и менее всего о желании, о котором вы хотите сказать Лику.

Предоставьте мыслям идти своим чередом, отсоедините от сознания ваши пальцы, перебирающие квадраты…

 

«…– Теперь о самом процессе выкладывания:

Не задумывайтесь над тем, что вы делаете.

Не всматривайтесь в то, как совпадают между собой линии квадратов… вообразите себя монахом, перебирающим четки.

Заполнив Карту-матрицу, стряхивайте все и начинайте сначала – так же отрешенно и неспешно.

В процессе выкладывания вы можете почувствовать знак… обычный, не имеющий значения ни для кого другого, кроме вас. Возможно, засмеется во сне ваш ребенок… или вы ощутите легкое покалывание в икре, или вам покажется, что кто-то позвал вас с пустынной улицы. Возможно, вы внезапно ощутите аромат роз самого первого вашего свидания… быть может, это будет легкая светлая грусть по давно умершим родителям или острое сожаление от нанесенной кому-то обиды.

Если такое произойдет, прекратите временно работу и отдайтесь этому чувству… постарайтесь отдаться ему со всей полнотой, не доходя до того момента, где ваши воспоминания уже начинают чем-то омрачаться… а после этого возьмите ручку и бумагу и запишите комбинацию, на которой вы остановились. Скажем, это будут соседствующие стороны квадратов 6 Карты 2 и 8 Карты 4, обозначенные вами любым приемлемым для вас способом. После этого работу следует прекратить – до следующего сеанса.

И напротив – резкие, испугавшие вас звуки: пьяный визг за окном, внезапный сигнал автомобиля, окрик полисмена – знак того, что ваша только что сложенная комбинация диаметрально противоположна нужной. Скажем, соседство квадрата 1 Карты 2 и квадрата 12 Карты 4. В этом случае вам следует попытаться установить рядом квадраты 12 и 1 тех же Карт… и так далее.

Если вам удастся заполнить Карту-матрицу, начинайте менять в ней расположение сторон квадратов относительно друг друга, поворачивая их вокруг своей оси – ограничивая и ограничивая, таким образом, колоссальное математическое число комбинаций».

 

«– Весьма возможно, что по мере приближения к Лику вы почувствуете, как меняетесь: становитесь менее раздражительной, не воспринимаете уже как личную трагедию небрежно брошенные на журнальный столик брюки мужа или нечаянно разбитую вашим ребенком чашку из любимого сервиза…

Очень и очень вероятно, что вы будете ощущать странную потребность потереться носом о затылок жены и улыбнуться ей – когда она обернется. Все это – признаки вашего приближения к Лику».

                                                                       (Из стенограммы доклада).

 

Раздел V. Практикум.

Главы 48 – 49.

 

«… — Не нацеливайтесь, не планируйте и не концентрируйтесь на каком-то определенном своем желании – хотя вы, безусловно, и можете это делать – но это вовсе не обязательно, Карты сами знают, что вам в данный момент нужно и, поверьте, гораздо лучше вас самих. Линия судьбы, начинающаяся строиться для вас с появлением Лика, безошибочно учтет и прокорректирует все уготованные вам события – даже если они где-то еще далеко в Будущем. Карты не меняют линию жизни, они лишь корректируют ее – обозначая и определяя белые и нейтрализуя черные полосы. Более того – с появлением Лика вы можете забросить Карты и даже вовсе забыть о них – они вам уже не нужны, неведомый и всесильный механизм коррекции вашей судьбы будет уже запущен…».

                                                          

                                                                       (Из стенограммы доклада).

 

«… В заключение доктор Дирз, оканчивая короткое и, увы, едва ли не единственное свое интервью касаемо темы Карт Гильдебранда, ответил на некоторые заданные ему вопросы, в том числе и на тот, каковым было его собственное желание – доведись составить Лик лично ему…

– Ну, разумеется, продлить жизнь, – засмеялся д-р Дирз. – Продлить жизнь – и прожить несколько дольше того отрезка ее, который я к настоящему моменту прожил…

– А как именно дольше? – подхватывая шутку, осведомилась какая-то девушка-журналист.

– Как можно дольше, – рассеянно, думая, видимо, о чем-то своем, пояснил Дирз… внезапно кто-то отвлек его в эту минуту новым вопросом, и концовка ответа на предыдущий прозвучала у него уже чисто подсознательно, механически. – Дольше, да… Для того хотя бы, чтобы увидеть все же нечто более светлое и обнадеживающее для человечества, чем сожжение Николая Коперника или битва при Ватерлоо…

На этой странной фразе доктор Дирз, спохватываясь, поспешно завершил интервью и поторопился откланяться, покидая конференц-зал – с остающимися, ошеломленными последними его словами, переглядывающимися корреспондентами. И остающимся же, так и повисая в воздухе, безмолвным общим вопросом: что именно хотел сказать этой последней, вырвавшейся у него (непрошенно?) фразой Лоуренс Дирз?..».

Кевин Симмонз.

«Сайенс джорнэл атлантик».

 

И вот на этой-то странной фразе нам и хотелось бы, завершая его, поставить точку в нашем расследовании… фразе, явно непрошенно вырвавшейся у главы Секретной комиссии под патронатом ЦРУ по изучению парадокса Карт Гильдебранда доктора Лоуренса Дирза.

Доктора Лоуренса Дирза… если только это, разумеется, настоящее его имя…

 

Нужно разрезать каждую карту по линиям и сложить на матрице произвольно. Если выйдет лик — судьба изменится к лучшему. Не могу найти матрицу, где нужно складывать! Нужно посмотреть в Параллельном мире и подсчитать количество квадратиков сверху вниз и слева направо — это и есть матрица.

 


P.S. Матрица для карт Гильдебранда в соотношении количества квадратиков сверху вниз — 6 , слева направо 4

Матрица, которую нашла в Сети — это 3х4 квадрата. Но знатоки все-таки советуют 6х4.

 


[1] Версия — из 84 квадратов  на 7 Картах (Карта №4 – Карта-двойник D-2) – Примечание Б.А.

[2] Существует, правда, небезызвестное письмо Гильдебранда к Франческо Джикозо, однако в нем не сказано, что Папа упоминал бы о какой-то универсальной схеме Лика – он лишь обещал Джикозо показать какую-то определенную комбинацию – скорее всего, его личную. Возможно, даже просто показать открывающийся Лик или составить комбинацию для Джикозо.

[3] См. примечание 1. Следует или заменить Карту-4 на Карту-двойник, или включить в общую сумму квадратов квадраты обеих Карт. Второй вариант, думается, предпочтительнее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *