Черная мадонна

Черная мадонна

chernaya-boginya«…в этом ее «черном свете», который являет взору то, что нельзя увидеть при одном только дневном свете, Черную Мадонну можно понимать как ту, кто призывает нас помнить, что Вечное – не только повсюду вокруг нас, но и искра внутри нас, территория внутри нас. Когда я на все лады изучала ее образ, ее прекрасная чернота означала гораздо больше, чем один только цвет. Я вижу ее так, полнее – вижу сквозь свет, излучаемый тьмой: Черная Мадонна – это мать, которая осознает наши трудности во тьме незнания, бессознательности, невежества и невинности.

Повседневные неприятности могут считаться «обычной, или садовой разновидностью мучений», которые вряд ли приведут к откровениям «темного света»: у моей машины спустило колесо, сестра не позвонила мне, а ведь обещала, я порвала платье, зацепившись о косяк. Напротив, «ночные проблемы» могут возникать внезапно, таинственно, под покровом бессознательного или вырываясь из него, иногда даже кажутся волшебными. Внезапно «приходит знание»: я не могу здесь оставаться. Внезапно «приходит знание»: я должен идти туда (или сюда) во всей святости во тьме.

Сфера деятельности Черной Мадонны, похоже, в значительной ее части состоит в том, чтобы побуждать человеческий дух исследовать и видеть дальше «ожидаемого», за пределами общепринятого «единственно правильного способа видения»; улавливать более масштабную картину за пределами того, что с наибольшей легкостью воспринимается одним только эго. Видеть глазами Непорочного Сердца, видеть глазами божественного Духа Младенца, видеть глазами много перенесшей, но полностью сияющей души.
Наши исследования «при черном свете» могут быть особенно важны, когда речь идет о важных вопросах, как то: Мне кажется, я предал нечто важное. Думаю, мне хотелось бы повернуть жизнь определенным образом, и самая моя душа расстроена тем, что я пока этого не сделал. Эти последние – мысли, которые обладают огромным значением для души, для духа, для сердца, для психики. Видение Святой Матери как столь же прекрасной в ее даре излучения особого света буквально позволяет нам воспользоваться увеличительным стеклом святого и воистину узреть прежде невидимое. Так мы становимся более открытыми к пути святому, священному и радостному, ибо смотрим глазами, подобными ее глазам, которые могут видеть оба мира».

Кларисса Пинкола Эстес

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.