Принцесса и печаль

Принцесса и печаль

К принцессе пришла Печаль. Приперлась. Села такая. Нет, не на диван села. Не на кресло. И даже не на пол. А прямо на принцессу. Умостила свою наглую тоскливую задницу шестьдесят пятого размера на хрупкую принцессину натуру и сидит. Молчит. Вздыхает время от времени.
— Атпути, — пищит принцесса, от удушья слова не выговаривает.
— Не путю, — отвечает Печаль. Слова могла бы и правильно выговорить – издевается просто.
И ну его, если бы сама пришла, так она еще и Комплексы привела. Расселись такие вокруг на корточках, семечки плюхают, в принцессу пальцами тыкают, обсуждают.
— В натуре, — один говорит, — у нее жопа толстая.
А второй поддакивает:
— Ты че, с таким носом уродливым никакую жопу незаметно.
— Поет, как утка в брачных играх — подключается третий. – танцует, как бегемотиха в трениках. Даже на машинке и вышивать ни фига не умеет. Ручки-крючки.
А Печаль такая вздыхает: «Оооохо-хо-хо», при каждом их замечании.
Зарыдала принцесса. Дышать от тяжести уже не может. А Печаль не слазит. И Комплексы совсем обнаглели:
— Радость, Хорошее настроение есть? А если найдем?
Ну короче, нашли. К Радости приставали, чуть не надругались, еле спаслась – с балкона прыгнула. Хорошее настроение избили так, что оно совсем плохое стало.
«Это просто весенняя депрессия, — думает принцесса. – К лету пройдет».
Тут уже и лето настало (ну как настало — номинально, по календарю), а Печаль с места не сдвинется.
— Спасите! – стонет принцесса. – Помогите!
Ну ведь не может быть, чтобы принцесса в беде, и никакой рыцарь не объявился. Тут стук в дверь. «Вот! – думает принцесса. – Он. Избавитель».
А это Общественное мнение заявилось.
— Ну-с? – говорит. – Все рыцаря ждешь? А самой уже тридцатник скоро. Замуж когда? Подруги все замужем. У подруг уже свои принцессы о принцах мечтают. А ты все сидишь. Вернее лежишь. Не делаешь ничего. Не предпринимаешь. Запустила себя совсем.
— Ага. Ага, — Комплексы такие кивают. – Не шуршит ни фига.
— Пошла бы на тренинг: «Как стать женой миллионера. Матерью миллиардера. Бабушкой триллионнера». Спортом бы занялась, пробежки там, фитнес. На диету что ли села.
— Я бы с удовольствием, — отвечает принцесса. – Так Печаль не пускает.
А Печаль такая:
— Не путю. Эхе-хе…
И Комплексы такие:
— Какой тренинг? Палюбому ничего не намутит.
А Общественное мнение:
— От лени это все.
Лень, которая все это время на диване спала, ворчит, не поворачиваясь:
— А я здесь причем?
— На работу тебе надо, — заключает Общественно мнение.
И тут Тругодолизм в окошко, как супермен, вскакивает.
— Кто тут о работе говорил? – и давай принцессе работу подсовывать: — Вот тут подсчитай, вот тут перепроверь, вот тут нарисуй.
Принцесса еле-еле встала, до стола доползла, села, стул задвинула и работу работает. А Печаль с нее не слазит. И Комплексы. И Общественное мнение тоже. Еще и Трудоголизм влез. Лень бы за принцессу вступилась – так ей лень.
В общем, совсем худо принцессе.
А эти – гости принцессины тусят, обсуждают, кого бы еще позвать. Печаль Алкоголизм предложила, веселый, мол, парень, мировой чувак. Комплексы Самоуничижение расхваливают – красавчик – всех в округе крышует. Трудоголизм кричит, что круче Недосыпа и Нервного тика вообще никого не бывает. Не успела принцесса и оглянуть, как уж полным-полна коробочка: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!»
И рыцарь не идет, и врут календари…
Тут смотрит принцесса: еще одна девица заваливает. Один глаз накрашенный – другой нет. На голове прическа: «Проснулась, расческу не нашла». И рубашка на ней белая. Фасон такой странный – рукава длинные и сзади завязываются. Гуччи, наверное.
— А че это у вас тут происходит? – говорит. — А че так скучно? А давайте голыми купаться пойдем! Днем. В фонтане. На главной площади королевства.
— Так у нас Печаль!
— Это ты Печаль? Вот тебе точно надо голой купаться! – и давай Печаль тащить. И сильная, прямо ужас. Стянула с принцессы все триста килограммов Печали, хоть та и вздыхала, изо всех сил сопротивлялась.
Комплексы к ней:
— Слышь, в натуре, а ты кто такая?
— А вы? – девица спрашивает, и глазом так лукаво косит.
— А мы четкие пацаны. За базар тут отвечаем. Знаем, что у принцессы есть.
— И что у нее есть?
— Жопа толстая.
— И нос уродливый.
— И ручки-крючки.
— О! – радуется девица. – Так это ж круто! Можно выступать в цирке уродов, ручками-крючками деньги загребать и не бояться есть в Макдональдсе, раз попа и так толстая. Идем, с парашютом прыгнем. В фонтан. Голыми. И напьемся.
— Да! – поддержал Алкоголизм и давай тоже Печаль тащить и принцессу тянуть.
— Она еще работу не поработала! – кричит Трудоголизм. А Недосып с Нервным тиком в принцессу вцепились.
— Ночью поработает! – отвечает девица.
— Отлично! – Недосып сразу отцепился.
— Если из фонтана выплывет. И если парашют раскроется.
Тут и Нервый Тик отпустил. А в этот момент Лень с одного бока на другой перевернулась и случайно Трудоголизм задавила. Совсем.
Комплексы с парашюта прыгать засса… побоялись. Печаль, когда ее самолет поднять не смог, обиделась и ушла. Алкоголизм девицу перепить не сумел. Общественное мнение упало в глубокий обморок. А остальные как-то так сами собой рассосались.
А потом Радость вернулась, Хорошее настроение выздоровело. Энергия появилась.
— А ты кто такая? – спрашивает Принцесса у странной девицы.
— А я Безуминка. Прихожу, когда совсем плохо. Я у каждой принцессы есть.
— А рыцаря ты для меня найдешь?
— А почему сразу рыцаря? Вот у меня знакомые Наполеоны есть…
— Э-э-э. Ты палку-то не перегибай. – Здравомыслие выглянуло. И спряталось сразу – боялось оно Безуминку.
Короче говоря, выздоровела принцесса. И рыцарь быстро нашелся. Потому что задавленной Печалью принцессу совсем не видно, а вот с Безуминкой ее не заметить и не влюбиться – просто невозможно.

Владислав Скрипач

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *